"Львиное сердце с заячьей душой"

автор
darja
darja
Опубликовано: 2015-04-30
Блог: Клуб любителей Король лев
0
Я провинился перед всеми. Моя спина гнётся от несказанных слов, которые терзают мою душу. Прошу, выслушать рваного жизнью существа, что оскверняет этот мир своим присутствием. Ибо я умру от лезвий стыда и осознания, рухнув в яму мрака и позора. Разорви меня гиены, если я не последний лжец и негодяй на свете! Даже Шрам был более благородным и мудрым! Мне нужно сбросить свой тяжёлый груз с плеч, что бы хотя бы смерть встретить спокойно. С Вашего позволения я начну свою исповедь с детства, в котором на меня было оказано много влияния, а уж особенно смерть моего несчастного брата…

1 глава. Родители.
Я жил в дебрях джунглей вместе со своей семьёй. Отец ходил на охоту в саванну, и с нами оставалась мама. Я не люблю вспоминать своё детство, но сказать, что я не любил её, не смею. Не смотря на то, что нас было трое, она одинаково любила нас. Я понял это, лишь повзрослев, но тогда этого совсем не воспринимал. Меня резала ревность, измельчая на маленькие кусочки, когда она вылизывала моих старших братьев, Фируму и Иму. Я всячески старался выделиться среди них, что бы она ласкала только меня. Как и сейчас помню, прижмусь к ней, почувствую этот привычный запах сухой травы, и заплачу от переизбытка чувств, которые, как вода, наполняют меня в одну секунду. И вот так, прижавшись к ней всем своим жалким тельцем, плачу. Плачу от любви к ней и не отпускаю. Она добро улыбнётся, лизнёт меня своим большим шершавым языком и замурлычет. А слёзы всё равно стекают по моим бледным щекам, капая прямо на лапы. «Не плачь, мой малыш», - тихо шепнёт она и опять лизнёт. Вдруг, словно взмахом крыла небесной волшебной птицы, вся душевная боль, что терзала меня днём и ночью исчезает, и приходит сладкий нежный сон, медленно закрывая мои веки, и я засыпаю.
Моему отцу не нравилась моя сильная привязанность к маме. Он всегда строго смотрел на меня, но потом безнадёжно вздыхал, увидев на моём лице страх. Я тоже любил его. Может он и казался очень строгим и злым, в душе я прекрасно знал, что это не так. Мои чувства кипели и к нему, но подойти к этому гордому льву мне не хотелось. Порой он жалостно смотрел на меня, с разочарованием. Я был сильным и крепким, мой рык был хорош, так же как и оскал, но так же развиты и чувства: сострадание, страх, боль. Из-за этого я, возможно, и казался для него жалким, глупым львёнком. Другое дело мой самый старший брат, Фирума. Сильный, смелый, гордый, умный не по годам, почти, что маленький лев! «Посмотри лучше на Фируму! Да, поучись у него!» - сердито говорил мне отец, когда я в прыжке случайно врезался головой в валун, и по моим ушам текла алая кровь. Его пренебрежение злило и обижало меня. От его ястребиного взгляда мне некуда было бежать. От боли и безысходности я становился ещё мельче и беззащитнее. Свернувшись в комочек, я тёрся к маме, которая, грозно посмотрев на отца, говорила: «Зачем детей так мучаешь? Они же ещё маленькие!» На что отец пренебрежительно отвечал: «Вот они», - он кивал своей мохнатой чёрной гривой в сторону братьев, сидевших у ручья, - «Они больше не маленькие и могут за себя постоять. А вот этот комочек шерсти, который чуть что бежит плакаться в маменькину шерсть» - он презирающим взором начал сверлить меня изнутри, - «не сможет даже больного ягнёнка поймать» И опять между мамой и отцом разжигалась ссора, в которой, конечно же был виноват я, но тогда мне казалось, что во всём виноват отец.
Но злость отца была ко мне не всегда. Иногда, когда ещё звёзды не успели покинуть небо, а свежий запах ночного дождя не выветрился в сонный воздух, он брал меня и моих братьев в саванну и мы долго любовались восходящим солнцем из необъятного горизонта….
- Почему мы не живём в саванне? – однажды спросил я, наблюдая за алой полоской в небе. – Там ведь много еды и воды. Почему ты должен ходить на охоту так далеко? Мы можем там поселиться.
Отец поморщился, будто я говорил о чём-то неприличном для его слуха. Он строго посмотрел на меня и мрачно, проговаривая каждое слово, ответил:
- Это не наш дом. Мы никогда не будем здесь жить. Никогда...
Комментарии (81)
0 2015-04-30 17:52
darja
darja
- Почему? - не унимался я.
- Эти просторы под властью короля Симбы, - последние слова он произнёс с глубочайшим презрением, будто хотел выплюнуть эту гадость. – Мы не можем заходить за его пределы.
- Король? – тихо переспросил я.
- Да, - отец ещё больше помрачнел. Его морда стала серой, а усы задёргались. Так было всегда, когда он сердился.
- Чем мы провинились перед ним? – мой вопрос был довольно не осторожным, но любопытство брало верх. Хотя я и вправду мог нарваться на мускулистую лапу отца.
- Мы? – помимо усов стали дёргаться ещё и брови. Я слегка отпрянул назад, ожидая ответа. – Мы, ни чем не провинились! А вот он! – перед моими глазами сверкнули два белоснежных острых клыка. Свет солнца отражался в этом оскале, что делало льва ещё страшнее и свирепее. Глаза как-то странно замаячили. Отец опять пришёл к состоянию бешенства. – У этого мира был Великий Король! Шрам! Но пришёл этот ничтожный комок шерсти – сын его старшего брата и каким-то непонятным образом убил Его Величество!
- Н-но, р-разве с-сыну н-не п-по п-праву пр-принадлежит т… трон? – заикаясь от ужаса, тихо произнёс я.
- По праву?! – взревел отец. – Шрам сам всего добился в жизни, не смотря на то, что против него шёл весь мир! А ты слишком ничтожен, что бы понять, что всё в мире добивается упорством, силой и умом!
Он размахнулся своей тяжёлой лапой, и со всей силой ударил меня по морде. Я отлетел от него, словно щепка от ветра. Мое почти безжизненное тело покатилось по острым валунам, которые с лёгкостью рассекали мою кожу. В этот момент я не чувствовал боли, ибо был в шоковом состоянии. Рухнув в озеро прямо перед своими братьями, я пришёл в чувства, но боялся открывать глаза. Мне казалось, что передо мной всё ещё стоит этот свирепый монстр. Всё произошло настолько быстро, что я даже не заметил, почему так медленно падает моё тело. Открыв глаза, я понял, что тону. Под моими лапами медленно приближалось тёмное дно. От ужаса я раскрыл рот, и моё горло моментально заполнило водой. Тело стало извиваться, лапы лихорадочно дёргаться. Вдруг кто-то острыми зубами схватил меня за шкирку и стал тащить наверх. Я задыхался. Мой мозг стал отсчитывать последние секунды жизни.
Ещё мгновение, и воздух наполнил мои лёгкие. Неизвестный резко откинул меня на землю. Я дрожал. Моё сознание не могло понять столь жесткой отцовской «шутки»: с меня стекала вода, смешиваясь с фонтаном крови из моих ран. Повернувшись, я не сразу сообразил, что передо мной стоит мокрый Фирума. Он так сильно мордой был похож на отца, что от страха я взвизгнул, налетел на брата и рассёк ему морду когтями. Не ожидав удара, он отлетел от меня, перевернувшись в воздухе и плюхнулся на песок, но тут же вскочил. Выражение его лица было гордым и удивлённым. Фирума никогда не показывал боль, даже если раздирал свою кожу до кости.
- Что ты делаешь, брат? – удивлённо спросил он, вытирая лапой кровь.
В эти мгновение я лишился дара речи. Мне хотелось что-то пролепетать в ответ, но рот нелепо открывался, не издавая даже писка.
- Зачем ты спас этого идиота? – над водной рябью возвысился Иму. Его голос звучал настолько издевательски и гадко, что даже Фирума поморщился, только услышав его. – Отец был бы рад, если бы этот ушлёпок утонул.
Неприятно хмыкнув, он изящно забрался на высокий валун, словно король на трон, и окинул нас своим небрежным взором. Его тощие, но удивительно сильные лапы выпрямились, тёмная спина выгнулась, а на физиономии заиграла злорадная улыбка.
- Отец просто опять взбесился, - угрожающе прорычал Фирума, подозрительно глядя на Иму. – Он наш брат!
- Да, да, - слащаво хихикнул Иму и лениво растянулся по валуну. – У нашего «братика» просто на это талант! Выводить папашу из себя – его хобби!
0 2015-04-30 17:52
darja
darja
У меня действительно был талант выводить отца из себя. Порой он даже выливал это всё маму. Моё маленькое сердце разрывалось, когда я наблюдал ужасные раны и царапины, которые изнемогали от обилия крови. В эти минуты я ненавидел отца больше всего на свете. Но ещё больше я не мог терпеть Иму, который смеялся над каждым свирепым ударом этого чудовища. Когда же очередь доходила до меня, мама из последних сил защищала моё жалкое тельце, пока, наконец, не теряла сознания. Эти сцены и сейчас стоят передо мной. Я могу вспомнить каждый удар, каждый душераздирающий вопль мамы и крики отца. Всё это не могло не повлиять на меня. Возможно, моя беззащитность, отсутствие поддержки отца, привязанность к маме сделали мою самооценку настолько низкой, что я и по сей день считаю себя ничтожеством…
- А ты видел, как он летел, а?! – рассмеялся Иму, что даже свалился с валуна. – Видел, видел?! Не хочешь присоединиться к маменькину сынку, а, Фирума? Ха-ха-ха!
Может я и не мог выдавать из себя хоть слово, но меня переламывал гнев, когда я видел Иму во всей своей красе. Хотелось разорвать его на части, а куски пустить по ветру.
- Замолчи… - прошипел Фурима, изнемогая от гнева, так же как и я. – Замолчи, бесов сын!
Он зарычал и уже было бы накинулся на обалдевшего Иму, но вдруг, как гром, прогремел голос отца:
- Фирума! Иму! Перестаньте!
Сердитый лев стоял на скале. Его густая грива волнами развивалась на ветру. Фирума и Иму тут же замолкли, а я стоял и плакал, глядя ему в глаза. Губы так и шептали: «За что ты меня так ненавидишь?»….
0 2015-04-30 18:05
irina
irina
0 2015-04-30 18:10
ulija
ulija
0 2015-04-30 18:13
ulija
ulija
да, да. продолжай.
0 2015-04-30 18:17
anastasi
anastasi
охрененно О.О я хочу продолжения!!! ЧУДЕСНО!!! =3
0 2015-04-30 18:19
darja
darja
2 глава. Мой брат – идиот.

Вороша прошлое, я не могу не вспомнить своих братьев. Их образы ассоциируются у меня с чёрным и белым, с ночью и днём, с мраком и светом. Фирума был ярким солнцем, Иму для меня был мраком и грязью. Я же был что-то среднее между ними.
Фирума. Мой любимый старший брат, на которого я так мечтал быть похож. В отличие от Иму, Фирума обладал великодушием и состраданием. Он поражал моё воображение своей мудростью, которая так не характерна для столь маленького львёнка. Он всегда поддерживал меня, прикрывал перед отцом, когда я что-то натворил. Он был мне единственным лучшим другом…
Ах, лучше бы меня насадили на острые копья аборигенов! …
***
Я с болью в душе продолжаю свою исповедь, вспоминая тот самый день, когда я ещё больше возненавидел себя и Иму.
Вся эта грязь начиналась с того, что яркое радостное солнце исчезло за горизонтом, и наступила глубокая ночь. Мои веки были плотно сомкнуты сном, но уши раздражало шуршание в кустах и не ясный шёпот. Я приоткрыл глаза, выведенный из себя всей этой вознёй. Мой недовольный взгляд встретился с двумя силуэтами, черневшими на горизонте. Сон был жестко выбит из головы любопытством, и я аккуратно высвободился из лап мамы. Ноги держали меня очень слабо. После того «купания» я простудился и тяжело заболел. Как ни странно, но отец так и не извинился, а лишь холодно посмотрел на маму и гордо удалился. Я был ужасно нервирован его поступком. «Он меня ненавидит, он меня ненавидит» - внушал я себе, и моя пылкая любовь к нему постепенно гасла. Я захлёбывался в слезах, а мама тщетно пыталась меня успокоить. «Успокойся, малыш, - дрожащим голосом говорила она мне, а моя душонка даже и не собиралась униматься. Провалявшись в траве где-то неделю, я оклемался, но слабость ещё присутствовала. Робкими шажками я поспешил к манящим меня силуэтам. Подойдя ещё ближе, в ночной мгле, я увидел своих старших братьев. Они что-то очень яро обсуждали и ссорились. Уж, простите мне моё детское любопытство. Я не любил подслушивать, а уж тем более, если кто-то другой этим занимался, но уж очень хотелось.
Я припал на передние лапы и затаился в кустах. Только после этого до моих ушей стали доходить не обрывки фраз, а вполне чёткий настороженный шёпот:
- Ты – трус! – громко струился голос Иму. – Слабо, да? Слабо?
- Тише… - раздражённо и очень тихо ответил Фирума. Он притаился и опасливо вертел головой, будто чего-то боялся.
Я ещё никогда не видел Фируму в таком пугливом состоянии. Он всегда хотел казаться взрослым: гордо держал голову с высоко задранным носом, ходил, припадая на передние лапы, слегка покачиваясь, старался заглушить свой голос, что бы он звучал грубо, басом, как у отца. День и ночь брат тренировал свой рык до ужасной хрипоты. Однажды, из ниоткуда до нас донёсся такой мощный, такой оглушительный рёв, что отец даже сказал: «Вот, что значит настоящий лев! Вот это я понимаю рык! Не то, что у некоторых! Молодец, сын! Королём будешь!» Мне было ужасно завидно. Отец гордился им, уважал его. А сейчас? Мой сильный брат дрожит, словно сухой листик на мёртвой ветке! Я этого, честно, не понимал…
- Тише… - опять повторил он. – Брат с родителями спит… Вдруг разбудим…
- Отца боишься? – провоцировал его Иму, извиваясь на траве. – Так идёшь или нет?
- Иду, - твёрдо сказа Фирума, но в голосе чувствовалась какая-то неуверенность.
0 2015-04-30 18:22
darja
darja
- А, ежели, упадёшь? – всё так же сладко, с издёвкой продолжал Иму. Он прекрасно видел, что брат нервничает, но очень старается это скрыть. И вообще, от Иму не возможно было что скрыть. Он знал, когда ты лжёшь, знал, когда ты боишься чего либо, и всегда использовал это против тебя же. Подобно гадкой скользкой змее, которой достаточно вонзить острые маленькие клыки, что бы жертву наполнил яд, и она страшно и долго мучилась перед смертью, так же и Иму. Ему было достаточно одного точного слова, что бы оппонент почувствовал неуверенность и страх перед ним. Я очень не любил Иму за его противность, притворство, злость. Случай с озером далеко не единственный, когда мне хотелось вцепиться ему в глотку. – Бревно узкое, река глубокая. Понимаешь о чём я? Лучше сдайся сразу.
«Бревно узкое, река глубокая» завертелось у меня в голове. Бревно… Река… Они говорили о реке Смерти! Я и сейчас ненавижу это место. Слишком много воспоминаний, но, к сожалению, я ещё не раз вернусь к нему за всю историю. Как я понял, Фирума хотел на спор перейти её по тому узкому брёвнышку, которое держалось на честном слове. Услышанное потрясло меня. В животе появилась какая-то ноющая боль, смешивающаяся с переживаниями за брата. Слабость вновь поборола меня, и я тихо прилёг на траву. Но куст предательски зашуршал под моими лапами и головой. Произошло то, чего я и опасался – шёпот резко оборвался.
- Тсс… Слышишь? – прошептал Фирума, поворачивая голову в мою сторону. Иму тоже вздрогнул и, на несколько секунд прервал свой язвительный победоносный вид.
Моя душа полностью ушла в пятки. Я приник к земле и затаил дыхание. В ушах чётко отбивался каждый удар моего крохотного сердечка. Я, не моргая, уставился на силуэты, следя за каждым их вздохом. Вдруг подул резкий холодный ветер, а вместе с ним поднялась серая, грязная пыль. Она закружилась вокруг меня. В её маленьких песчинках отражался слабый свет луны. Ветер, словно поводырь, вертел сгустками в разные стороны, и, наконец, ударил всей этой падалью мне прямо в глаза. Я взвизгнул. Вся природа этой ночью шла против моей воли. Я очень возмутился от подобной наглости, но глаза открыть не мог. Когда же я имел возможность хоть на секунду взглянуть на братьев, то на месте стоял только силуэт Фирумы… Или Иму… не смог разобрать. Но потом я убедился, что это всё-таки был Фирума. Корчась от боли в глазах и нервно моргая ресницами, я попятился назад и воткнулся во что-то мягкое… Мои глаза вытаращились, а зубы задрожали. На дно живота упало что-то тяжёлое, а сердце забилось с такой бешенной скоростью, что вот-вот вырвется у меня изо рта. Чуть не теряя сознания, скрепя зубами, я обернулся. Два пылающих ярко красных глаза, и вампирская ухмылка встретили меня с презрительным смешком. О! Как же Иму был страшен в ночи! Передо мной будто был сам дьявол, который пожирал меня своим взглядом. Брат полностью сливался с тёмной травой, а когти слегка поблёскивали в лунном свете. Я закричал что было силы и, как ужаленный вылетел из кустов прямо под ноги Фирумы. Те чувства, которые я тогда испытывал передать просто невозможно. Моё дыхание было резким, обрывистым, глаза дёргались, как у душевнобольного, шерсть взъерошилась. Весь я лежал взбудораженный. Злой старик, по имени Страх парализовал все мои конечности кроме правой ноги. Она будто не своя дёргалась, рыхля подо мной землю.
- Да вы посмотрите! Он не только плакса, да ещё и ненормальный! – довольно произнёс Иму, выходя из-за кустов. Противная улыбка засветилась на его морде, а глаза ехидно сощурились.
В горле застрял комок ужаса и негодования. Я жадно глотал воздух, что бы отдышаться, после этой «шутки».
0 2015-04-30 18:29
darja
darja
- Ты что творишь, бесов сын? – тихо зарычал Фирума, увидев мой шок. «Бесов сын». Именно так мой брат называл Иму, когда злился. Причём это звучало на очень сильное ударение первого слова. Заслышав это, отец иногда даже бил Фируму. Уж очень близко к сердцу он принимал эту кличку. – А, если он заикаться будет, а? Мысли фильтруй, прежде чем что-то делать, идиот!
Иму ничего не ответил, а лишь не довольно фыркнул. Вздёрнув нос перед Фирумой, показывая свою важность, он лишь мрачно спросил:
- И что мы теперь будем делать? Этот сопляк обязательно настучит предкам, - он шмыгнул носом и одарил меня взглядом сверху в низ. Я бы с удовольствием и его огрел своими когтями, но в тот момент был не в состоянии и лишь скорчил недовольную мордашку. – Да ещё и подслушивал, червь! Как не благородно!
Не благородно, это когда со спины подходишь и пугаешь! Мой страх стал заглушаться гневом. Я почувствовал, как по венам закипала горячая кровь.
- Значит, он идёт с нами, - отрезал Фирума, строго глядя на меня, словно отец.
0 2015-04-30 18:32
aleksand
aleksand
Очень нравится.
особенно стиль изложения.
0 2015-04-30 18:38
dzhet
dzhet
Впечатлён =)
0 2015-04-30 18:39
irina
irina
Нет Слов! Одни междометия
0 2015-04-30 18:40
anastasi
anastasi
класс ... хочу нарисовать главного героя ^_^ и братьев его *U*
0 2015-04-30 18:59
darja
darja
Ого! Было бы здорово)
0 2015-04-30 19:01
anastasi
anastasi
только не знаю кто как выглядит =_= и внешность родителей бы узнать *U*
0 2015-04-30 19:01
darja
darja
Внешность полностью под читательской властью. Зачем я буду ставить рамки?Достаточно характера, я думаю... :З
0 2015-04-30 19:04
anastasi
anastasi
0 2015-04-30 19:09
natalja
natalja
Мне понравился сюжет ))) Жду продолжения)
0 2015-04-30 19:27
liza
liza
понравилось, жду продолжения=)
0 2015-04-30 19:32
darja
darja
Глава 3. Брат за брата.
Я виновато опустил голову и покорно побрёл за братьями. Почему-то я считал себя очень униженным со стороны Иму, но зато мне дали прекрасный урок, что любое плохое дело обернётся против тебя. Мой гнусный брат гордо шагал передо мной, при каждом шаге вытягивая свою жилистую лапу вперёд. Это тоже меня немало задевало, но оставлять его за спиной совершенно не хотелось. Вдруг он опять что-то задумает, и тогда я живым точно домой не приду. Вцепившись в его спину самым злым и мрачным, как мне казалось, взглядом, я шёл всю дорогу. Фирума тоже шёл молча. Я чувствовал камень стыда перед ним. Ведь мне так хотелось походить на него. Хоть немножко! Он ведь такой благородный, такой смелый! А я… Как последний трус, вылетел из кустов, испугавшись собственного же брата! Его презрительный взор, его разочарование, как у отца. О чём думал в этот момент? Показался я ему смешным и трусливым? Если и в его душе поселиться такая же злость на меня, как и у Иму – я спрыгну со скалы! Мои зубы в гневе сомкнулись так сильно, что один из клыков соскочил и воткнулся в десну, пошла кровь. Всю пасть пронзила острая боль, ведь зубки мои и впрямь были далеко не тупыми. Я зажмурился, еле сдерживая слёзы. «Только не перед Фирумой! Только не перед братом! – завизжал я в мыслях, почувствовав на глазах набиравшуюся волну солёных слёз. Мой язык воткнулся в ранку, и рот наполнился вкусом крови.
- Что случилось, брат? – Фирума резко обернулся ко мне, услышав мой тихий жалобный писк. Он приподнял бровь и окинул меня удивлённым взглядом.
- Нишешо, - не размыкая зубов, пробубнил я, стараясь придать голосу самый непринуждённый характер, и даже попытался улыбнуться. Боюсь представить, как это выглядело. Меня пронзала острая боль, нижняя челюсть была выдвинута вперёд, а язык вывернулся между зубами. При этом я сделал совершенно счастливые глаза, будто у меня не все дома.
Фирума хмыкнул и опять развернулся вперёд. Впереди из-за горизонта стала возвышаться огромная тёмная скала. Подул сильный неприятный холодный ветер. Ветви зашелестели.
- Скоро… - противно прыснул Иму, обернувшись к нам. Его красные глаза засветились, от какой-то радости. – Ты можешь разбиться, Фирума… Насмерть…
Я ужасно испугался. Тёмные силуэты деревьев, шелест травы, злой ветер – всё наводило на меня ужас. Странные угрозы Иму добавляли к этой картине не менее устрашающий вид. Но потом я понял, что всё, что было до этого - цветочки. Перед нами бурлила и кипела огромная река. Точнее мы слышали её шум где-то внизу. Он эхом шёл по всем скалам и жестоко бил по моим ушам. Я оробел. Злой непокорный ветер кружил над ней, но, тем не менее, из глубокой темноты просвечивался прозрачный туман, заглушая блески волн быстрой реки. Моя боль во рту быстро забылась. Я был поражён такой громадой. Вдруг ветер поднялся ещё сильнее и засвистел протяжно и тонко. Этот ужас заглушил всё – шум листьев, реки, травы. Он вонзился в мои уши, как острый коготь стервятника, и медленно и невыносимо резал мой мозг. Я скорчился от боли и пригнулся к земле. Мне очень хотелось убежать домой, но будто потусторонней силой мои лапы приросли к своему месту.
- Иди! – стараясь перекричать свист, рыкнул Иму.
Я всё же осмелился поднять голову против ветра. Еле открыв глаза, передо мной предстало тонкое сухое бревно, соединяющее один берег с другим. Эта дощечка то и дело перекатывалась из одной стороны в другую и трещала, грозясь вот-вот переломиться. Моё сердце дёрнулось, когда я только подумал, что Фирума будет делать.
- Фирума! – взмолился я. – Прошу! Не надо!
Брат лишь только скучно посмотрел на меня, явно пропустив мои слова мимо ушей. Как же я виню себя сейчас, что не вцепился зубами в его длинный хвост и не оттащил от бревна… Сначала… А не потом…
0 2015-04-30 19:34
darja
darja
- Иди, Фирума! – зарычал Иму, провоцируя брата. – Или ты проиграл! Или ты – трус!
Как мне хотелось разорвать Иму на клочья. Он прекрасно знал, что Фируму легко выбить на «слабо». Мои переживания за любимого брата так переполнили меня, что я перестал слышать этот ужасный свист. Моя душонка сжалась до размера маленького жучка. «Фирума!» - кричали мои эмоции. «Останови его!» - кричал внутренний голос. «Он упадёт!» - кричало сердце. «Стой на месте…» - говорил мне здравый смысл. Я послушался только его. Я остался, как вкопанный, наблюдать за Фирумой…Он медленно подошёл к обрыву и взглянул вниз. Отблески волн слабо манили на самое дно, в бездну мрака. Он посмотрел на нас испуганным взглядом. Увидев его глаза, я не выдержал и заплакал. Слишком сильно я был к нему привязан. Слишком глубоко он засел во мне. Я упал на землю и ещё раз прошептал: «Фирума… Прошу…». Брат смутился, видя мою огромную заботу о нём. Я растрогал его, возможно, до глубины души, что он сделал шаг назад от пропасти. Тяжесть на сердце чуть ослабла, и моё дыхание стало ровнее, когда я увидел поведение Фирумы. Иму стоял в стороне и лишь широко зевнул, что стало видно два его острых белоснежных клыка.
- Какой эффектный спектакль устроил нам наш Шерстяной Комок! Прям, весь пропитался слезами! – ядовито заговорил он, улыбаясь прямо в насупленное лицо Фирумы. – Ты тоже заплачешь, а? Гордый африканский лев?
Всё колебание Фирумы тут же исчезло: брови нахмурились, глаза страшно заблестели, оголились злые зубы. А Иму всё подзадоривал и подзадоривал, подкидывая сухие палки в не укрепившийся ещё огонь. Я оцепенел. Слёзы обильно скатывались с моих щёк. Я не мог на это смотреть. Фирума твёрдо шагнул на скрипящее бревно. Ветер подул ещё сильнее. Река будто взбесилась, взревела. Брат сделал ещё шаг. Громкий скрип рвал моё сердце на куски. Я зажмурился, моё дыхание ещё больше задрожало. Если бы не Иму мы бы уже были дома. Эта противная змея всегда добивается своего. Ещё скрип. Мне казалось, что это я стою там, на обрыве, смотря в глаза самой смерти. Ветер обвивает меня со всех сторон, наводя холодные мурашки по всему телу. К сожалению, я не видел больше ни Фируму, ни Иму. Передо мной была густая тьма плотно закрытых глаз. Я жадно глотал горькие слёзы, словно изнемогавший от жажды. Минуты растянулись, и казалось, что мы уже целую вечность стоим над обрывом. Я выгнул спину и прижал к лапам свой дрожащий хвостик. Сейчас я рисковал потерять брата. Он бы, наверное, ринулся меня спасать, если бы на его месте оказался я. Всё на что я был тогда способен это плакать от безысходности, обиды и унижения, но показать зубы всем своим невзгодам для меня было роскошью. Только Фирума и мама были для меня близки. Только они давали мне опору для моей жалкой жизни. Только на них я могу положиться. Мои мысли прервал ещё один скрип, который вогнал мою душу в пятки. Я резко раскрыл глаза. Все четыре лапы были уже на бревне, и Фирума с кошачьей осторожностью снова протягивал правую лапу. Его движения были нелепы и не координированы, сам он был весь съёженный от холода и страха. Как бы он не старался казаться взрослым и смелым, я прекрасно понял, что именно сейчас он просто умирает от страха, но, тем не менее, продолжает себе пытки. Ветер вновь грозно засвистел. Я не смог больше слушаться свой разум, зная, что брат ходит по лезвию жизни и смерти. Рано или поздно мне тоже надо показать, как я его люблю и тоже могу защитить его, даже если это будет против его воли. В порыве, со слезами на уставших глазах я ринулся к нему. Оттолкнув Иму, я пролетел прямо к обрыву, в чувствах вцепился зубами за хвост Фирумы и со всей силы дёрнул его назад. В этом была моя глубочайшая ошибка…
0 2015-04-30 19:39
darja
darja
Фирума вскрикнул, словно ему придавили горло, и вцепился когтями в бревно. Всё его тело вздрогнуло, сморщилось, толи от страха, толи от боли. Задние ноги резко съехали, опрокинув всё тело. От неожиданности я выпустил хвост из зубов. Брат перевернулся всем телом вниз, скобля когтями бревно, и резко отпустил его. Раздался оглушающий крик, который молниеносно отдалился от меня и заглох в бурном потоке волн…
0 2015-04-30 19:39
aleksand
aleksand
К сожалению, я не видел больше нИ Фируму, нИ Иму
Ты любишь эти ошибки)

А глава класс, пробирает до костей
0 2015-04-30 19:44
darja
darja
Оу, простите...) Слишком увлеклась...) Обычно, грамматика у меня не страдает...)
0 2015-04-30 19:44
anastasi
anastasi
ого О.О жалко Фируму ... не ожидала ... мне нравиться ^_^
0 2015-04-30 19:46
natalja
natalja
аааааааааааааа! Жесть! Афтор - спаси его - пусть зацепится за что-нить!!!!!!!
0 2015-04-30 19:46
anna
anna
Бедный Фирума... И мелкий тоже...
А за что его так не любят?
0 2015-04-30 19:51
darja
darja
Эмм... Не совсем поняла вопрос...)
0 2015-04-30 19:56
anna
anna
За что папа и Иму так не любят главного героя?
0 2015-04-30 19:57
darja
darja
ааа.... Ну это по сюжету =) Я молчу)
0 2015-04-30 19:59
aleksand
aleksand
Видимо, за мягкость характера)
0 2015-04-30 19:59
kostja
kostja
Жду продолжения. Мне очень нравится.
0 2015-04-30 20:09
darja
darja
4. Глава. Алмаз.

Я ошеломлённо смотрел на кипящие волны, слегка светившиеся во мраке, они приобрели ужасающий багровый оттенок. Я даже боялся думать, что там, глубоко на дне есть острые, как пики, камни. В горле застрял комок, не дававший воздуху отрезвить меня от ступора.
- Ты… - послышался дрожащий голос из-за моей спины. – Ты убил его! ТЫ УБИЛ ФИРУМУ!
Я отрывисто повернул голову на скрипучий вопль. Перед моими глазами предстал Иму, какого я никогда ещё не видел. Его глаза вылезли из орбит, зрачки сузились, тело дрожало, дыхание было отрывистое, резкое.
- ТЫ! УБИЛ БРАТА! – взревел он диким, ужасающим голосом, будто это был не львёнок, а какое-то существо, чудовище, монстр. – УБИЙЦА!!!
Вдруг он засмеялся, так утробно, что моё тело парализовало от ужаса. Из его рта стали стекать огромные капли слюней, а глаза засветились бешенным огнём. Он извивался, словно червь, рыхлил под собой землю, зарывая своё тело в пыль. Но этот безумный смех… Он резал мои уши сильнее, чем ветер над рекой. Эти вопли и сейчас стоят в моей голове. Ещё доля секунды, и я понял, что мой брат лишился разума и, видимо, навсегда… Его настолько впечатлила гибель Фирумы, что его сознание помутилось, и он лишился способности контролировать свои действия. Я был этим поражён и напуган. Его разум всегда казался мне непоколебимым, трезвым и чётким. Он постоянно анализировал свои и чужие действия, его слова обязательно преследовали какую либо цель. В основном эта цель заключалась в унижении, но всё же это было продуманно так тонко. Иму грамотно строил структуру движений и интонацию слов, вызывая ту реакцию или размышления у других, которые были ему выгодны в данной ситуации. Ненавидя своего брата, я одновременно поражался ему. Его разум был холоден и отрегулирован до самых незначительных мелочей, возможно, поэтому его так трудно было удивить и впечатлить, но сейчас… Сейчас вся эта мощная конструкция, испытанная годами, рушилась прямо на глазах. И разрушалась она до самого фундамента, не оставив Иму ни малейшего шанса нормально соображать.
Внезапно Иму взлетел, словно ужаленный, перевернулся в воздухе и приземлился на лапы. Его смех продолжался, но из глаз рекой лились алмазные слёзы. Иму медленно направился ко мне, захлёбываясь и задыхаясь от безумства. Из ступора меня быстро вывела мысль, что, если брат подойдёт ко мне ещё ближе, то он меня убьёт… Я резко обернулся назад, чтобы впасть в паническое бегство, но передо мной возник обрыв и то самое бревно.
- СТОЙ! – завизжал Иму. Его медленный шаг быстро перешёл в гигантские прыжки.
0 2015-04-30 20:12
darja
darja
Мне нечего было делать. Смерть встретила бы меня везде, правда был выбор: быть разорванным когтями Иму или кануть в бездну, разбившись о камни, как мой брат. Хотя в те моменты я совершенно не думал об этом. Раз я ринулся от сумасшедшего брата, значит, я хотел жить. Возможно, именно это желание и помогало мне всю жизнь. Я не раздумывая, на свой страх и риск, ринулся к бревну. Оно ещё громче затрещало надо мной, чем тогда над Фирумой. Но, словно оглохший от страха и шума, я бежал, бежал, закрыв глаза. Но достигнув только середины, я почувствовал острую боль в хвосте. Иму был совсем рядом со мной. Его острые зубы крепко вцепились в мою кисточку и вот-вот её перекусят. Я взвизгнул от боли. Бревно злорадно качнулось, и мои лапы быстро стали соскальзывать. Инстинкт самосохранения сработал как никогда лучше! Лапы сами выпустили когти и прочно зацепились на бревне. И я бы не упал…
Иму не успел отреагировать и, словно листик, оторвавшийся от дерева, вылетел за пределы этого чёртового бревна, утягивая за собой меня. Но моё тело категорически не хотело купаться, и когти ещё сильнее вошли в деревяшку. Я свисал всем туловищем вниз, а на моём хвосте, извиваясь, болтался Иму. Его клыки обагрились кровью, которая хлестала из моей кисточки. Стоная от боли, я взглянул вниз. Глаза Иму… они были налиты кровью, безумно сверкали и изнемогали от слёз. Брат не отпускал. Однако на его лице мелькнул глубокий страх. Это даже немного вызвало жалость и сострадание, но я совершенно не обратил на это внимания и лишь громко завопил:
- Отпусти!
Но Иму лишь ещё сильнее стиснул зубы и стал раскачиваться. Мои когти стали соскальзывать и я понял, что это конец. Мои глаза зажмурились, но падать так не хотелось… Вдруг боль в хвосте стала ещё сильнее. Раздался какой-то хруст, и ощущение тяжести резко исчезло. В моей голове настала гробовая тишина. Прошло ещё несколько секунд прежде, чем я решился взглянуть вниз. Но когда я, наконец, опустил вниз голову, то ни Иму, ни кисточки уже не было. Перед моими глазами красовался хвост и его обгрызенный конец. Я сглотнул. Ощущения были просто непередаваемые! Я висел над рекой с острыми камнями на восьми мелких хилых коготках, а из кончика моего хвоста била струя крови! Как вспомнишь про это… Брр… Так невольно и подтащишь к глазам да полюбуешься своим огрызком. То, что Иму упал, и из трёх братьев остался только я, меня совершенно не волновало. Волновало лишь то, что, как раз, из этих трёх братьев не останется ни одного.
0 2015-04-30 20:18
darja
darja
Я попробовал подтянуться на лапах, ибо мой вес заметно уменьшился, и было вполне возможно подтянуться и вернуться в начальное положение. Но все мои силы ушли на Иму, а нервы на хвост. Тогда я стал лихорадочно соображать, как же мне выйти из этого совершенно не благоприятного положения. Повисев немного под душераздирающий свист ветра и шум волн, меня осенило. Я стал стараться как можно сильнее раскачать бревно. Это было довольно рискованно, но мне было наплевать. Наконец, бревно перевернулось, и я крепко вцепился в него задними когтями. Медленно, перебирая каждым коготком, я направился на противоположенный обрыв реки. Сердце бешено стучало, и было ощущение, что оно своим биением выведет меня из равновесия, и я упаду. Скрепя зубами от страха, вопреки желанию ветра сбить меня с этого бревна, я дошёл. Мои лапы, наконец, почувствовали прочную опору. Я устало побрёл к ближайшему дереву. Мои силы были на исходе. Мне казалось, что вот-вот и душа моя покинет тело. Тогда она взлетит высоко-высоко в небо, к звёздам и солнцу. Я увижу Фируму. Меня наполнит сладкий воздух и запах счастья. От всех этих мыслей у меня закружилась голова. Ничего не осознавая, я обернулся. Бревно всё так же танцевало под злую музыку ветра. «А может мне спрыгнуть?» пронеслось у меня в голове, но под мой взор попал другой конец реки. Я вспомнил о доме, где я ещё час назад мирно спал в лапах мамы и невыносимый храп отца. «Мама» - прошептал я. Во мне загорелось непонятное чувство. Я сделал ещё несколько шагов вперёд и рухнул у какого-то дерева. Вдохнув грязную пыль, поднявшуюся от моего падения, горло запершило, и я начал откашливаться.
Свернувшись в клубочек, дрожа от холода, я попробовал заснуть, но эмоции били за край. Фирума – смелый, весёлый гордый. Иму – злой, хитрый, устрашающий. Они умерли в один день разницей минут в пять. Почему-то Иму мне было совсем не жалко, а вот Фируму… Этот ужасный смех… Воспоминания опять заставили мурашкам пробежаться по моему телу. Наверное это был мой самый ужасный день в жизни… В голове ежесекундно вспыхивали вопросы: я убийца? Может Фирума выжил? Как жить дальше? Вернуться ли домой? Что же скажет мама? Но что ещё хуже, что скажет отец?... А тем временем усталость всё быстрее выпивала меня, но спать всё равно не хотелось, потому что эти вопросы не имели ответа. Они терзали меня, жестоко отгоняя сон.
Не могу вспомнить; толи я потерял сознание от невыносимой боли в хвосте, толи мои душевные муки, наконец, подпустили ко мне долгожданный сон, но я медленно закрыл глаза, сделал глубокий ровный вдох и погрузился в иллюзии мыслей…
0 2015-04-30 20:22
dzhet
dzhet
Ну, наконец-то!!! Супеерр!!! Ты меня вдохновляешь! ^^
0 2015-04-30 20:29
kostja
kostja
Жалко Фируму. Но рассказ суперский, я его читал под Dubstep. Суперски было.
0 2015-04-30 20:35
natalja
natalja
Сюжет уж очень захватывающий! Проглотила и не заметила) Класс!
0 2015-04-30 20:36
marija
marija
Классно!Замечательная глава!Столько эмоций!Жду продолжения!=)
0 2015-04-30 20:39
darja
darja
Спасибо =) Постараюсь Вас не разочаровать =)
0 2015-04-30 20:40
anna
anna
Бедный главгерой, так жалко его... =(
0 2015-04-30 20:46
lurdes
lurdes
класс! когда продолжение?
0 2015-04-30 20:46
alina
alina
Когда продолжение???
0 2015-04-30 20:51
darja
darja
5 Глава. Неприятный разговор.
Сквозь сон моё ухо стало улавливать непонятный бубнёж. Сначала я совершенно не обращал внимания на это и старался снова окунуться в мир мыслей и воображения, но вскоре это стало меня всё больше раздражать. Кто-то раздвинул ветки листьев, и в мои бедные сонные и ещё закрытые глаза ударили лучи яркого утреннего солнца. Они безжалостно стали прожигать мои веки, и я сильно зажмурился, пытаясь в позе клубочка укрыться от них. По привычке, что бы спрятать глаза, я резко накинул на себя хвост, укрываясь пушистой кисточкой. Но вместо ожидаемого мягкого прикосновения он со всей силы хлыстнул меня по лбу, да к тому же «завизжал» дикой болью. Я вскочил, словно резанный, со своего места, воя от боли. Всё тело отдалось непонятной ноющей тяжестью. Казалось, что все мускулы свернулись в один большой узел и вот-вот порвутся. Я скорчился, мои зубы ужасно заскрипели, но глаза я всё ещё не открывал.
- Экой, ты кузнечик! – засмеялся кто-то.
По моему телу пробежали мурашки. Этот хоть и добродушный и тёплый голос, свалился на меня, как снег на голову. Первое, на что я обратил внимание – он доносился сверху. Вдруг одна мысль полезла на другую, и все они смешались в одну кучу. Может это ангел? Может я, наконец, умер, не заметив, как меня растерзали гиены? Умер… Фирума… Иму… Воспоминая, словно бешенный поток могучих волн, ударили меня в лицо. В воображении стала медленно высвечиваться та ночь, когда я стал сиротой. Моё сердце сжалось, а от напряжения мускулы заныли ещё больше. Вдруг слёзы, против моей воли, стали стекать с моих щёк. Я совершенно этого не хотел, я… Я просто слишком чувствительный и ранимый… Оно само хочет вырваться наружу. А вырвавшись издать стон такой мощи, такой жалости, что вся земля бы содрогнулась. Этот крик души облетел бы весь мир, оповестив о том горе, которое пережил маленький неизвестный львёнок. От одной этой мысли и жалости к себе, я всхлипнул. Появилось сильное желание просто бежать куда глаза глядят или ещё лучше – вернуться к любимой маме. Она, наверное, сейчас уже проснулась, а её любимых львят нет… и уже больше никогда не будет. Они машут ей с неба своими лапками, а она проливает горькие материнские слёзы, и её сердце разрывается на куски. Она отдавала им всю любовь, всё тепло, а они взяли и ушли раньше неё… Они счастливы там, а она одна будет доживать свой век с огромнейшей материнской утратой. И ничто во всём мире не сможет описать её несчастья… ничто…
Слёзы буквально залили всё моё лицо. Я глотал их так, будто моя голова была полностью опущена в омут. Эти мысли сжали меня, и я упал на землю. В груди тоже что-то ныло так же как я, ему тоже было плохо.
- Ты чего разревелся-то, кузнечик? – я совершенно забыл про тот феномен, который сидит, по-видимому, на какой-то невысокой ветке рядом со мной. Но что самое возмутительное – после фразы последовал оглушительный удар здоровенной палкой по моей голове. – Давай-ка, всасывая свои слюни обратно! И глаза открой! А то, поди, думаешь, что помер!
Раздался искренний добродушный хохот. Я встрепенулся, отскочил, встряхнул головой. Чувство возмущения самым варварским способом просто за шиворот вышвырнуло остальные из моей головы. Я оскалился и резко открыл глаза. Передо мной предстал старый, но энергичный бабуин. Страшное полосатое лицо весело улыбалось всеми своими жёлтыми зубищами и подмигивало мне огромными глазами. Такое приснится – больше не проснёшься… Но это было лишь первое впечатление, хотя я страшно перепугался, и вся моя «смелость» молниеносно выветрилась. Моё тельце сжалось, челюсть задрожала, а изо рта вырвался жалобный писк.
- Вот тебе и лев! – засмеялся бабуин. – Заячья душа!
В этот момент я не совсем понял, что мне делать. Моё лицо перекосилось от возмущения, но страх ещё не ушёл. А бабуин всё на той же ноте продолжал:
- Не бойся, кузнечик! Если ты захочешь плакать, я с радостью выбью это желание своей сухой палкой!
- Отстань… - угрожающе пропищал я, робея с каждой секундой. – Бабуин!
0 2015-04-30 20:53
darja
darja
- Во-первых, я не бабуин, а мандрил, - мрачно произнесла обезьяна, прижав к себе палку. – Во-вторых, ты опять ноешь. В-третьих…
Пока я вслушивался в его слова, эта огромная сухая «дубинка» вновь сыграла по моей больной голове. Я заверещал от боли, отскочив от дерева, и залился ещё более обильными слезами. Эти издёвки и тычки были мне знакомы, и я уже привык отвечать на них именно таким способом. Отец, я уже приводил подобные примеры в моём повествовании, часто скидывал меня со скал, рвал меня, смеялся надо мной…
- Как тебя зовут, кузнечик? – усмехнулся бабу… мандрил.
Заливаясь слезами, мне хотелось проигнорировать этот вопрос. Моё имя было очень гордое и смелое. Каждый его звук был, словно гром, словно удар молнии. Оно мне очень нравилось, однако совершенно меня не характеризовало. Его обладатель должен был быть твёрд в своих убеждениях, смел и амбициозен, изящен и красив! Я же совершенно не подходил по этим критериям, что меня и несколько смущало. Моя натура была его совершенно не достойна. Возможно, при моём рождении отец надеялся, что моё имя сразу даст мне энергию, силу и решит судьбу и характер. К сожалению, он очень глубоко заблуждался… Однако оно действительно приглушало удары судьбы. Я успокаивался, каждый раз лаская себе уши созвучием каждой его буквы. На мгновения, я и вправду становился сильным, гордым и смелым. Правда, всё это было не долго: отец вышибал мои мечты глухим ударом по лбу, ворча: «Воспитал балбеса и сосунка на свою голову! Чего сидишь и мышей не ловишь?! Думаешь, если ты такой лентяй, антилопа сама себе глотку перегрызёт и перед тобой ляжет?!». Но спустя некоторое время, а уж тем более после прошлых недавних событий, моё имя стало мне же противно. Оно стало уже не ассоциацией с прекрасным, а каким-то ругательным, унижающим, напоминающим о плохом прошлом. Подумав об этом, я сморщился.
- Я… Меня… зовут… Я… Я не помню, - соврал я, потупив взор.
- Эко! Ты странный малый, - после недолгой паузы, хмыкнул мандрил. – У тебя что-то случилось? Не верти головою! По глазам вижу – врёшь! Уж я-то враньё через море красивых слов увижу!
- С чего ты взял! – завизжал я, оскалившись. Меня очень раздражали его вопросы. Да кто он вообще такой?!
- А с того, - загадочно хмыкнула обезьяна. – Ты сырой, хвост обрубком, и морда расцарапанная, будто неделю со скалы летел и головою тормозил! За то вон как скалишь, львиное рыло! Тебя кто так со старшими учил разговаривать?!
- Никто! – обиженно пробурчал я, поняв, что если бы мандрил был львом, то я ему в правнуки гожусь. – С чего ты… С чего ВЫ завели со мной такую грубую беседу? Что вам от меня надо?
- Просто решил узнать, как у тебя дела, кузнечик, - простодушно улыбнулась обезьяна.
- Чего, чего? – искривился я в изумлении и непонимании. Этот мандрил к концу разговора стал нести всё больше и больше чуши. Последние слова были сказаны совершенно невпопад и не совмещались логикой. Обругал и ещё спрашивает «как дела?»...
- Ты совсем один? И идти тебе некуда?
Я положительно кивнул головой. Обезьяна рассмеялась ещё громче:
- Малыш, если тебе так плохо и одиноко, значит, у тебя нет друзей. Без них ты погибнешь. Их должно быть много! Они все разные: один тебя пожалеет, другой даст по морде, что б ты не плакал! У каждого свои методы, что бы тебя успокоить, но у них есть одно общее, что и делает их друзьями…. – он подозрительно огляделся по сторонам и поманил меня пальцем. – Тсс… Только это секрет!
Я в недоумении пододвинулся к нему, подставляя ухо. Вдруг он размахнулся своей лапой и дал мне по уху. Я взвизгнул и отскочил от этого ненормального.
- А ты думал, я тебе так сразу скажу?! – захохотала обезьяна, чуть не свалившись с ветки. – Но одно я скажу тебе точно! Я из категории друзей, который даёт по морде! Можешь у кого хочешь спросить! Было дело с Королём… Ха-ха-ха! Но это уже другая и старая история.
Я всё также смотрел на мандрила, не в состоянии вымолвить хоть слово. Обезьяна резко прыгнула в кусты и обернулась:
0 2015-04-30 20:58
darja
darja
- И ещё кое что… Отныне в твоей судьбе будет белая полоса! – и исчез.
Я остался один посреди джунглей, еле переваривая всё, что мне наговорил мандрил. Возвращаться мне нельзя, значит, придётся идти вперёд… Интересно, кто это был?...
0 2015-04-30 21:04
kostja
kostja
Супер, я счастлив что вы продолжили писать я даже не ожидал что это будет так. Мне кажеться Рафики переусердствовал. Дааа... Мега-фанфик. Знаете, ваш главный герой, похож на моего главного героя, тем, что у них мало друзей и у них обоих психологическая травма, только вот мой взрослее.Три заветных слова-пишите, пишите, и ещё раз пишите.
0 2015-04-30 21:06
kostja
kostja
Слово читателя, даже одного, вдохновляет писать дальше и больше.
0 2015-04-30 21:07
darja
darja
вы правы) Он скоро подрастёт и мозгами...и всем) Просто никто не читал... Мне очень приятно) Я постараюсь Вас не разочаровать) Большое спасибо)
0 2015-04-30 21:15
kostja
kostja
Ах, да, забыл. Жду продолжения с большим нетерпением.
0 2015-04-30 21:17
darja
darja
безусловно) Вы дали мне пинок)
0 2015-04-30 21:22
kostja
kostja
Дааа. Это будет интерестно. Может если найдёте время прочитайте мой. а то я затупил и не знаю что писать вдохновления нет. http://vk.com/topic-96094_26370948
0 2015-04-30 21:22
kostja
kostja
Интерестніе люди в России.
0 2015-04-30 21:45
darja
darja
0 2015-04-30 21:50
kostja
kostja
Да так просто в голову пришло, я ж живу в Украине. А так без обид:)
0 2015-04-30 21:52
darja
darja
0 2015-04-30 21:52
aleksand
aleksand
как и всегда, очень нравится твой стиль изложения... А имя львенка где-то фигурировало раньше? Оо
0 2015-04-30 22:07
darja
darja
неа...О.о Но имени история ещё коснётся...)
0 2015-04-30 22:13
natalja
natalja
Ну наконец-то белая полоса )))
0 2015-04-30 22:13
darja
darja
Эмм... Я опять немножко сторможу с продой, если кто ждёт, потому что одновременно пишу рассказ... Так что где нибудь на неделе...
0 2015-04-30 22:16
kostja
kostja
Где же продолжение?
0 2015-04-30 22:22
anastasi
anastasi
здорого *U* как же долго я этого ждала )))
0 2015-04-30 22:24
lubov
lubov
Потрясающе.... Я в восторге.... Продолжай!!!!
0 2015-04-30 22:27
lurdes
lurdes
круттто!!!! жду жду жду проды!
0 2015-04-30 22:28
marija
marija
Здоровски! Рафики опять Пришел на помощь вовремя. Твой фанфикшн становится все интересной с каждой главой! Жду продолжения и желаю дальнейшего вдохновения!
0 2015-04-30 22:34
darja
darja
Глава 6. Новая буря.
Друзья… Да какие друзья! У меня был друг – Фирума, только его уже нет…. И вообще, как можно говорить про друзей, когда у меня такая трагедия!
Я медленно шёл по дороге, увлечённый размышлениями о прошедших событиях. Тело немного отпустило, но хвост даже не собирался успокаиваться. Моя бедная макушка болела ещё больше. Эта обезьяна сильно перестаралась. У меня вот-вот дерево на голове вырастит от таких ударов палкой! Вот и буду, с антилопами траву есть на полянках… Я и не заметил, как подошёл к пруду. Почему-то появилось неимоверное желание посмотреть на своё отражение. Тихонько подойдя к бережку, я аккуратно взглянул в водное зеркало. Передо мной предстала потрёпанная и измученная морда маленького львёнка. Я вздохнул. А что ещё можно ожидать? Жизнь, жизнь… Я слишком рано увидел её выпендрёжи, по поводу того, что она не всегда добрая. Хотелось бы крикнуть: «Я тебе верю! А теперь покажи мне счастье!». Вот оно счастье… Я упал в пруд. Случайно. Переиграл…
Почувствовав, как слой воды давит мне на горло, я по реакции начал извиваться. Я страшно испугался. Когда знаешь, что теперь Фирума не вцепиться своими клыками за твою жалкую головку, и, пыхтя, больше не выкинет тебя из воды, паника закипела в голове, словно лава, обжигая организм. Отвратительное чувство безысходности застряло в глотке. Воздух быстро выветривался из моих лёгких, превращаясь в весёлые пузырьки, задорно стремящихся к поверхности. К огромному сожалению, я не пузырёк. Я скорее камень, ибо, поняв, что все эти кривляния не помогут, мой мозг отдал команду мышцам не шевелиться, отсчитывая последние секунды жизни. Ненавижу тебя, вода! Я слабел, а небо под прозрачной водой становилось всё дальше и дальше. Вы можете назвать меня дураком, но я стал мысленно звать Фируму. Я начал верить, что он сейчас спуститься ко мне на дно и поможет. Мои молящие глаза устремились к «водному» небу. Пусть я умру с надеждой в глазах. Да…
Наверное, это игра больного воображения… Чёрный силуэт вспыхнул над водной рябью, окутавшись морем маленьких воздушных пузырьков. Я не моргал. Фирума?... Ты услышал меня и вернулся с того света?... Силуэт приближался ко мне всё быстрее и быстрее. Вскоре я увидел морду львёнка. Хотя всё было смазано, я всё же прочитал некоторое недоумение в его огромных широко раскрытых глазах. Он странно мотнул мне головой и стал энергично дёргать лапами и подниматься наверх. Я последовал его примеру. Вдруг я сам того не зная создал какой-то водяной вихрь. Он стал поднимать меня. Я почувствовал, что вода сама меня выталкивает. Поняв секрет, я стал ещё быстрее работать лапами. «Водное» небо становилось всё ближе и ближе. Я… Я плыл! Я плыл за этим львёнком! Я плыл к воздуху! Я сам! Мне никто не помогает! Я сам!
Ещё мгновенье, и моя голова вылезает из воды и начинает жадно глотать воздух. Незнакомец был уже на берегу, небрежно отряхивая своё тело. Не помня себя от счастья, я вкарабкался на берег и, тяжело дыша, рухнулся на землю. Я это сделал! Вода покорилась мне! Я это сделал! Я был на волосок от смерти, но теперь….
- Фу-у-ки! - послышался радостный голос за моей спиной. Вдруг радость превратилась в смятение. Приподнял голову и непонимающе уставился на улыбающегося львёнка. Он как-то быстро высох. Шерсть его была светлая, но на макушке была тёмно-коричневая невероятно лохматая гривка. Шухер, так сказать. Его широченные глаза радостно смотрели на меня.
Наверное, первым делом, я должен был поблагодарить его. Ведь это он показал, как мне плыть, но вместо этого я тупо произнёс:
- Чего?...
- Фуки! – как-то уже раздражённо проорал мне в ухо львёнок.
- Чего-чего? – мне не послышалось. Он и вправду говорит «фуки».
- Дыдрик? – наверное, я имел очень глупое выражение лица, потому что львёнок посмотрел на меня, как на идиота. – Ли дыдрик?
Я не моргая, уставился на него. Он увидел мой недоумевающий взгляд и фыркнул:
- Штыбцай.
- Я тебя не понимаю. Скажи по нормальному! – возмутился я.
0 2015-04-30 22:40
darja
darja
- Штыбцай! - он нахмурился и потоптался на месте, мотнув головой. Как я понял, он хотел, что бы я шёл за ним. Я приподнялся на лапы. Он положительно мотнул головой. – Штыбцай, штыбцай…
Я неуверенно поплёлся за ним, поражённый его речью. Мы вошли в заросли. Он уверенно, не оборачиваясь, шёл впереди, весело повиливая хвостом. Вдруг из-за кустов послышался рык. Мой попутчик резко остановился. Повиляв ушами, он резко обернулся ко мне. Я был уверен, что он опять начнёт кормить меня своей кашей из случайно набранных букв, вылепливая непонятные словечки. Но львёнок лишь как-то ехидно улыбнулся, напомнив мне чем-то Иму.
- Лиди! – опять прорычал кто-то из кустов. На этот раз ещё громче. – Лиди, сколько раз надо повторить твоё имя, что бы ты, наконец, нашёлся!
- Нага?! – недовольно пробурчал мой попутчик. Я лишь застыл, ожидая, когда же из кустов вылезет ещё кто-то.
Наконец, из кустов вылез ещё один львёнок. Даже не львёнок, а почти лев. Необычайно красивый. Тёмная грива переливалась на свету, а яркие зелёные глаза слегка щурились. Он зло скалился и рычал, недовольно уставившись на моего спасителя:
- Где ты шатаешься?! Мы заждались!
- Дыдрик, – хмыкнул Лиди.
- Дурак?! Я?! - возмутился львёнок. – За дыдрика ответишь! Пошли!
Молодой лев нервно мотнул головой в кусты и развернулся, что бы идти. Видимо он не заметил меня, но мой попутчик напомнил о моём присутствии, еле слышно рыкнув.
- Чего ещё?!... – лев обернулся и только в этот момент заметил меня. Слегка отшатнувшись, он сделал удивлённые глаза. – О… А ты кто? Тебя тоже изгнали?...
Я совершенно не понял, о каком изгнании идёт речь, но прежде чем сказать «нет», в моей голове произошёл быстрый анализ ситуации. Попадая в эти мелкие передряги, я потерял очень много сил, а в компании я смогу восстановить силы и потом уже опять двигаться в одиночку…
- Эмм… Да…
0 2015-04-30 22:42
alina
alina
Меня прикольнуло это "дыдрик":D...Супер всё-таки)
0 2015-04-30 22:50
lurdes
lurdes
круто! дыдрик штыбцай убили=) хочу проды
0 2015-04-30 22:53
kostja
kostja
Меня убила речь львёнка Лиди:) суперстар:) я хочу продолжения:) Плиз, расскажите как вы это придумали( про речь львёнка Лиди) очень интерестно
0 2015-04-30 22:59
darja
darja
специально для тебя могу сделать словарик)
0 2015-04-30 23:05
kostja
kostja
я заинтригован:) Словаарик:) Ну если вам не трудно то я согласен.
0 2015-04-30 23:09
darja
darja
следующая глава со словариком =)
0 2015-04-30 23:14
kostja
kostja
няшно:) А когда следующяя глава? Скоро?
0 2015-04-30 23:23
0 2015-04-30 23:27
0 2015-04-30 23:30
marija
marija
Все очень понравилось! Лиди суперский львенок! Он мне полюбился! Жду с нетерпением продолжения. Аж слюнки текут!:))
0 2015-04-30 23:39
darja
darja
оу ^^ очень рада ^^ Глава написана, но словарик пока не готов... О.о
0 2015-04-30 23:42
aleksand
aleksand
Да, львенок здоровский) Не томи)
0 2015-04-30 23:42
darja
darja
Эмм... блин... опять недостаток времни... Если кому интересно можете пока почитать другие мои фанфы... (Это не реклама, а просто! =)) Вот мой профиль: http://ficbook.net/authors/Disha122
0 2015-04-30 23:45
lurdes
lurdes
Как же долго проды нету=(
Последние комментарии
2015-10-06 16:03
виктория пишет:
классное видео
2015-04-30 23:59
zoja пишет:
Насчет мультфильма - точно не могу сказать, но мне нравится взрослый Симба из игр от Virgin. Согласитесь, здесь он совсем не такой, как в мультфильме. Он более реалистично выглядит.
2015-04-30 23:59
marina пишет:
Симба и Кову
2015-04-30 23:57
simba пишет:
Да на всегда
2015-04-30 23:57
valerija пишет:
Прости за то, что я любила его, но — о боги! — как я его любила. Благослови моего бедного мужа и утешь его в час печали. Подошла одна из гиен. — Тс-с! Попытайся хотя бы умереть с достоинством. — Мое